12 марта 2017

Перегрузка инноваций: Россия

Увеличив объем финансирования и перечень инструментов господдержки, российское правительство смогло улучшить инновационную инфраструктуру. Однако к качественному рывку в научно-исследовательской активности бизнеса это пока не привело. Чтобы исправить ситуацию, профильные ведомства в сотрудничестве с экспертным сообществом вновь пересматривают подходы к управлению сферой инноваций. 

innov
Фото: Деловой портал "Управление производством"
 

В ноябре 2016 года, выступая на организованной Сбербанком конференции «Вперед в будущее», президент Владимир Путин отметил, что, несмотря на накопленный в мире «большой, если не сказать огромный, технологический потенциал», ведущие экономики продолжают рассматривать инновации «как неотъемлемый, ключевой элемент нового этапа глобального развития». Россия по логике должна действовать по аналогичной схеме.

Тема инновационного развития обсуждается не первый год. Есть мнение о существенном отставании от лидеров в большинстве сфер (кроме разве что традиционно сильного оборонно-промышленного комплекса). Но так ли это? Чтобы совершить переход к экономике следующего поколения, заявил президент, важно не просто уловить основные тренды технологического прогресса, но также адекватно оценить «наши сильные и наши слабые стороны». В качестве примера он привел такие данные: экспорт российской IT-индустрии в 2015 году составил 6,7 млрд долл., а поставки за рубеж продукции ВПК – 14,5 млрд долл. Хотя всегда, конечно, хочется большего. «Нужно сделать так, чтобы появлялось больше компаний и организаций, способных не только разрабатывать технологии, но и предлагать их рынку в виде конечного коммерчески успешного продукта. И, разумеется, прошу правительство провести инвентаризацию того, что мешает развитию таких компаний», – сказал Владимир Путин. 

Росту вопреки

Официальная статистика свидетельствует, что в последнее время ключевые показатели инновационной деятельности в России не показывают впечатляющей динамики. К примеру, по данным Росстата, по сравнению с 2011 годом число организаций, осуществляющих технологические инновации, снизилось с 8,9 до 8,3%. Доля инновационных товаров и услуг выросла с 6,1 до 7,9% в общей структуре, но это благодаря относительному всплеску активности предыдущих лет.

В «Российской венчурной компании» (РВК) констатируют, что все это происходит на фоне улучшения среды. В рейтинге Всемирного банка Doing Business Россия с 2011 по 2016 год поднялась с 123-й до 51-й строчки. В уже опубликованном рейтинге Doing Business 2017 страна находится еще выше – на 40-м месте, но здесь играет роль изменение методики расчета. Вместе с тем позитивная динамика наблюдается в рейтинге Всемирной организации интеллектуальной собственности Global Innovation Index (подъем с 56-й строчки на 43-ю) и Всемирного экономического форума Global Competitiveness Index (c 63-й на 45-ю). В качестве главной причины разнонаправленного движения (рейтинги свидетельствуют об улучшениях среды, а результаты этого статистика пока не замечает) экспертных оценок и статистики в РВК называют несовершенство государственной политики: инициативы правительства были направлены на области, воздействие на которые дает либо отложенный, либо ограниченный эффект.

В Институте статистических исследований и экономики знаний Высшей школы экономики (ВШЭ) отмечают, что, декларировав приоритет инноваций, вовлекая в этот процесс новых участников, внедряя современные инструменты поддержки

и увеличив бюджетное финансирование, государство сформировало в обществе завышенные ожидания. Так же, как в РВК, в ВШЭ отмечают сохраняющуюся фрагментарность инновационной системы, в частности отсутствие важных игроков – интеграторов технологических решений.

Своя точка зрения на инновационную проблематику у Торгово-промышленной палаты. Здесь отмечают отсутствие спроса на новые изобретения и нежелание бизнеса приобретать новые технологии по причине низкой конкуренции в российской экономике. Затруднена коммерциализация инноваций, наблюдается дефицит кадров с соответствующей квалификацией, подзаконные акты содержат многочисленные положения, сдерживающие активность бизнеса. Одним словом, та самая инвентаризация, о которой говорил президент, необходима и по мнению экспертного сообщества. 

70 причин для льгот

Ключевым документом, определяющим государственную политику в сфере инноваций, до недавнего времени была Стратегия инновационного развития РФ, рассчитанная до 2020 года. Она нацелена на увеличение доли отечественных компаний на мировых рынках высокотехнологичных товаров в таких отраслях, как атомная энергетика, производство авиа- и космической техники, судостроение, биомедицина.

Производство эндопротезов, экзоконструкций, конструкций для спинальной хирургии в новосибирском Медицинском технопарке | Станкорепорт
Фото: Деловой портал "Управление производством"

В одном из недавних докладов Центра стратегических разработок, который под руководством экс-министра финансов Алексея Кудрина разрабатывает программу реформ «Стратегия 18-24-35», наиболее эффективным инструментом поддержки инновационных предприятий признано налоговое стимулирование. Этот механизм позволяет одновременно снизить высокие риски и повысить доходность инвестиций технологических стартапов. В общей сложности в российском законодательстве сегодня предусмотрено более 70 оснований для уменьшения налоговой базы в связи с осуществлением инновационной деятельности. По оценкам директора департамента социального развития и инноваций Минэкономразвития Артема Шадрина, инвестиции со стороны российского правительства сопоставимы с таковыми в странах соответствующего уровня развития. По информации Федеральной налоговой службы, за последние пять лет объем налоговых льгот, связанных с НИОКР, превысил 136 млрд руб. Наиболее востребованными льготами являются исключение из налогооблагаемой базы расходов на НИОКР (28%) и доходов от реализации исключительных прав на их результаты (71%).

Налоговые расходы бюджетов всех уровней на стимулирование инноваций | Станкорепорт
Фото: Деловой портал "Управление производством"
 

Однако в ВШЭ отмечают, что реальных стимулов к инновациям со стороны зрелых и особенно крупных компаний льготы не создают. По данным опроса, проведенного специалистами университета в 2015 году, в обрабатывающей промышленности хотя бы один из механизмов поддержки используют лишь 7% предприятий. Ряд секторов (легкая промышленность, обработка древесины, издательская и полиграфическая деятельность, производство неметаллических изделий, пластмасс, мебели) практически не охвачен мерами поддержки.

Кроме того, проблема в том, что зачастую просто неоткуда взять прорывные решения – существует разрыв между наукой и спросом на ее плоды. 1 декабря президент подписал указ об утверждении Стратегии научно-технологического развития России на долгосрочный период.

Она получила особый статус – по значимости приравнена к принятой ранее Стратегии национальной безопасности. Реализация документа по логике как раз должна помочь решить указанную выше проблему. «Произошло изменение модели повестки дня для исследований и разработок. Теперь она формируется как реакция науки на «большие вызовы», – считает вице-президент ЦСР и руководитель направления «Технологии» Владимир Княгинин.

Под «вызовами» он понимает «задания», которые общество и государство ставят перед наукой. Однако встает извечный вопрос – где взять деньги? Затраты на исследования и научные разработки постепенно будут увеличены до 2% от ВВП страны. Реализовываться новая программа должна не только при поддержке бюджета, но и за счет иных источников. Объем частных вложений в науку к 2035 году должен быть не ниже государственных. Правительству теперь предстоит разработать перечень мер, позволяющих достичь этого. 

Барьеры: свои и чужие

В Стратегии инновационного развития особая роль отведена национальным чемпионам – крупным компаниям, в том числе с госучастием. В 60 из них разработаны программы инновационного развития. По итогам 2013 года (более свежие данные не публиковались) совокупный объем связанных с этим расходов достиг 391 млрд руб. и превысил 2% от выручки. При этом производительность труда в реальном выражении выросла с 2011 по 2013 год на 23% (такие данные приведены в докладе «Программы инновационного развития компаний с государственным участием», который выпустили Минэкономразвития, ВШЭ и РВК). Но в конце прошлого года правительство признало, что программный подход к инновациям в госкомпаниях нуждается в совершенствовании, и  приняло решение расширить требования к содержанию планов, усилив контроль за их реализацией.

Серверные материнские платы российского производства | Станкорепорт

Фото: Деловой портал "Управление производством"

Руководитель комиссии по координации деятельности «Открытого правительства» Михаил Абызов заявил, что подход к выполнению инновационных программ был во многом формальным, а оценить эффект от потраченных средств невозможно из-за отсутствия увязки целей, мероприятий и KPI программ со стратегиями компаний и между собой. Интегральный ключевой показатель эффективности инновационной деятельности был включен в состав KPI долгосрочных программ развития компаний. Кроме того, специальная рабочая группа рекомендовала правительству увязать программы инновационного развития с долгосрочными технологическими тенденциями, формировать планы на перспективу с учетом возможности диверсификации бизнеса, уделить внимание коммерциализации решений и наращиванию экспорта гражданской продукции. В наибольшей степени этим рекомендациям соответствуют пока только программы Росатома и Аэрофлота, констатировали эксперты.

Исследование ВШЭ показало, что большинство госкомпаний, реализующих программы инновационного развития, ориентированы на модернизацию производства и подготовку кадров, а не на поддержку прорывных исследований. Во многих из них есть должность топ-менеджера по инновациям, но часто он выполняет и иные функции. На этом основании исследователи констатируют дефицит кадров, занятых управлением инновационной деятельностью. При этом в отличие от правительства в ВШЭ считают требования к госкомпаниям завышенными, указывая, что утвержденные программы должны являться инструментом развития бизнеса, а не способом решения государственных задач.

Демография инновационных кластеров в зависимости от уровня развития | Станкорепорт
Фото: Деловой портал "Управление производством"

 

 

В крупном частном бизнесе член правления РВК Евгений Кузнецов отмечает такие тенденции, как склонность к приобретению комплексных сложных продуктов зарубежных интеграторов и отсутствие взаимосвязи НИОКР и инновационных проектов с инвестиционным циклом. В развитых экономиках обновление корпоративной культуры и бизнес-процессов происходит одновременно с обновлением продуктового ряда и изменением модели развития. Многие российские компании выпадают из этой тенденции, результатом чего является потеря компетенций и желания работать на международных рынках.

Для инновационного развития основными барьерами являются дефицит финансовых ресурсов и ограниченный рынок сбыта, считают в РВК. При этом сложившиеся на российском рынке условия – например, текущая система ценообразования гособоронзаказа и ограниченная конкуренция со стороны иностранных компаний – не создают необходимых стимулов для развития инноваций в крупных компаниях. Наряду с этим пока что нет стратегического подхода к отраслевым стандартам, равно как последовательной государственной политики финансовой поддержки, что также негативно отражается на инновационной активности. 

Воспитать чемпионов

В 2015 году РВК создала проектный офис Национальной технологической инициативы – долгосрочной межведомственной программы государственно-частного партнерства по содействию росту высокотехнологичных рынков, которые будут определять развитие экономики через несколько десятилетий. Реализовывать ее предложено на основе системы дорожных карт. В настоящий момент их пять, объем финансирования, предусмотренный в федеральном бюджете 2016 года, составляет 8 млрд руб. Также в 2015 году под эгидой Минпромторга начал работу Фонд развития промышленности, который выступает соинвестором проектов, направленных на разработку новой высокотехнологичной продукции, техническое перевооружение и создание производств на базе наилучших доступных технологий. В 2016 году на это выделено 11,3 млрд руб.

В Минэкономразвития отмечают важность поддержки национальных чемпионов, которым государство могло бы помочь выйти в мировые лидеры. Соответствующий проект был представлен совместно с ВШЭ в июле нынешнего года. Предполагается, что чемпионы могут получить приоритет в использовании инструментов поддержки экспорта (льготные кредиты, гарантии, страхование).

В 2012–2013 годах в системе господдержки появился региональный аспект. В ряде субъектов начали создаваться инновационные кластеры, объединившие предприятия и организации с общей научно-производственной цепочкой. Предполагалось, что улучшение координации и углубление кооперации обеспечат повышение экономической эффективности и результативности каждого участника. За счет этого кластеры станут точками опережающего социально-экономического развития регионов. К настоящему моменту в России насчитывается 27 кластеров, на создание которых в 2013–2015 годах из бюджетов всех уровней было выделено 98 млрд руб. В свою очередь, объем частных инвестиций составил 362 млрд руб. По данным Минэкономразвития, объем продукции, произведенной на территории кластеров, составил около 2 трлн руб. – на 1/3 больше, чем в 2013 году. В качестве хорошего примера Артем Шадрин отмечает нефтехимический кластер Башкортостана, кластер фармацевтики, биотехнологий и биомедицины Калужской области, кластер информационных технологий Новосибирской области, аэрокосмический кластер Самарской области.

Сборочный цех ракетостроительного завода «Прогресс» в Самаре | Станкорепорт
Фото: Деловой портал "Управление производством"

В то же время, по оценкам Российской кластерной обсерватории ВШЭ, из всего числа созданных инновационных кластеров только семь имеют высокий уровень развития, еще восемь – средний, остальные находятся на начальной стадии. При этом со сроком существования кластера уровень развития слабо коррелирует. В Минэкономразвития отмечают такие сдерживающие факторы, как несбалансированность бюджетов, навес краткосрочных социальных обязательств, необходимость решения текущих социальных и инфраструктурных проблем «отстающих» территорий.

В ВШЭ указывают серьезные организационные и стратегические просчеты: недостаток межведомственного взаимодействия на разных уровнях управления, отсутствие учета глобальных экономических и технологических трендов, фокус на поддержке исследований, а не стимулировании спроса и доступа к рынку. Стратегии инновационного развития приняты только в 10 субъектах Федерации, лишь немногим более половины регионов включили приоритеты реализации инновационной политики в свои стратегии социально-экономического развития. В итоге эксперты констатируют, что пассивность демонстрируют около 1/3 субъектов. Минэкономразвития считает необходимым изменить точку приложения усилий инновационных кластеров с тем, чтобы они ориентировались не просто на поддержание существующего уровня кооперации и управления, но и на развитие объектов инфраструктуры.

Красной линией во всех правительственных документах последних лет проходит импортозамещение. Если раньше государство поощряло отечественный бизнес к приобретению зарубежного оборудования, то сегодня, в условиях санкций, речь идет о локализации критически важных технологий. Иностранный бизнес на различных площадках вроде бы не исключает возможность этого. В качестве приоритетных направлений в Ассоциации европейского бизнеса и Консультативном совете по иностранным инвестициям называют, правда, продукты первых переделов и нефтегазовый сектор.

 

Ключевые показатели развития инновационных территориальных кластеров (оценка и прогноз):инвестиции | Станкорепорт
Ключевые показатели развития инновационных территориальных кластеров (оценка и прогноз):рабочие места и сотрудники| Станкорепорт

Фото: Деловой портал "Управление производством"

 

Правительство в целях стимулирования трансфера технологий в рамках совместных предприятий создало специализированное Агентство по технологическому развитию. Кроме того, в рамках закона «О промышленной политике» запущен механизм специального инвестиционного контракта (СПИК), гарантирующий инвесторам стабильность налоговых и регуляторных условий и обеспечивающий получение мер поддержки. Такое соглашение между инвестором и государством фиксирует обязательства бизнеса освоить производство в предусмотренный срок и обязательства правительства гарантировать стабильность налоговых и регуляторных условий, предоставить меры стимулирования и поддержки. К настоящему моменту заключено пять СПИК с объемом инвестиций около 23 млрд руб.

В ноябре на заседании Совета по науке и образованию Владимир Путин отметил, что в рамках Национальной технологической инициативы разработаны инструменты, необходимые для создания «мощной технологической базы», чтобы обеспечить опережающий рост экономики и глобальную конкурентоспособность отечественных компаний. Но позднее в очередном послании Федеральному собранию президент вновь заявил о необходимости провести инвентаризацию и снять все барьеры, которые мешают бизнесу выходить как на существующие, так и на формирующиеся высокотехнологичные рынки. Поможет ли в этом затеянная инновационная перестройка, станет ясно уже в самое ближайшее время. 

 

 

Автор: Мария Яковлева
Источник: Деловой портал "Управление производством"

 

Рекомендуемые новости