06 марта 2018

Работает ли импортозамещение в России

Ситуация в российской экономике имеет огромное значение для стран ближнего зарубежья, однако очень мало освещается и анализируется.

Например, практически не обсуждается вопрос успехов и неудач программы импортозамещения, хотя эта тема может быть интересна многим другим странам. И для понимания ситуации в России. И для того, чтобы учесть ее позитивный и негативный опыт.

Безусловно, здесь есть, о чем говорить. В российской экономике после периода рецессии, вызванной падением цен на нефть, есть позитивные сдвиги. Официальные итоги 2017 года в России еще не подведены. Росстат констатирует, что за первые три квартала прошлого года ВВП вырос на 1,6%.

По оценкам одного из крупнейших западных банков «Goldman Sachs», общегодовой рост российской экономики составил — 2,2%, что заметно больше, чем в Великобритании (1,5%), Японии (1,6%) или Франции (1,8%). Эти оценки не учитывают скачок цен на нефть в конце 2017-го, который реально начинает сказываться на экономических показателях только в январе—феврале.

Так что причины успешного выхода России из кризиса нужно искать в сфере не только сырьевого производства. Значительную часть роста российской экономике обеспечивает именно промышленное производство, в том числе связанное с импортозамещением.

Рост происходит не в последнюю очередь благодаря росту производства технологичной продукции, которая отвоевывает и российский, и внешний рынки.

Автомобилестроение

Переживает ренессанс автомобилестроение, которое всегда считалось «больным местом» России. В 2017 году в стране было выпущено 1,4 млн автомобилей (+21% к уровню прошлого года), экспорт за рубеж вырос на 47% и превысил планку в 1 млрд долл. выручки.

Аналитики компании «Mitsubishi» прогнозируют, что в ближайшие годы рост автомобильного рынка в России сохранится, а к 2022 году — ожидается удвоение его объемов.


Источник: Русская Весна

Производство растет и у традиционных российских автозаводов, и у предприятий иностранных компаний. Последние вынуждены не просто собирать машины, а сосредотачивать в России большую часть цепочек производства.

В 2014 году локализация производства составляла в среднем 45% по автопрому, а в ближайшие 2 года показатель будет доведен минимум до 60%. Уже сейчас ряд моделей, включая, например, Renault Logan имеют локализацию более 70%.

ВПК

Блестящие результаты показал военно-промышленный комплекс. По последним данным, в минувшем году Россия продала на иностранных рынках вооружения на сумму 14 млрд долл., что более чем на 100% превосходит показатель 2016-го.

Основной сенсацией года на этом рынке стали контракты на покупку вооружений с Турцией и Саудовской Аравией, традиционными союзниками США, на сумму около 6 млрд долл.

Что касается российской армии, то она не только полностью покрывает свои потребности в вооружениях за счет отечественного производства, но и становится «законодательнице» технологической «моды» для армий мира.

IT-сектор

Выросло в течение 2017 года производство российских компьютеров и комплектующих, достигнув 32,6 млрд р. (+16,4%). Интенсивный рост производства электроники связан в том числе с тем, что ряд крупных иностранных компаний, как «LG Electronics», переносят в последние годы свои производства в Россию.

Не дремлют и отечественные компании. Летом впервые за долгое время в стране начался выпуск нового компьютера «Эльбрус 101-PC», разработанного ИНЭУМ им. И.С. Брука.

Растет отечественное производство компьютерных программ. По предварительным оценкам «Руссофт», совокупный оборот отрасли в 2017 году составляет 13,6 млрд долл (+13%).

Внутренний рынок постоянно растет за счет программ перехода на отечественные приложения в госучреждениях, но также увеличивается и объем экспорта, достигающий 8,6 млрд или более 60% вала выпуска. Еще более 2,7 млрд долл выручки получили российские поставщики на программные услуги и сопровождение своих продуктов на иностранных рынках.


Источник: Русская Весна

Собственно, успехи российского программного обеспечения стали причиной агрессивной атаки США против бренда антивирусных программ «Касперский».

Одним из наиболее заметных прорывов года стал выпуск российской компанией «Яндекс» голосового помощника с элементами искусственного интеллекта «Алиса». (Я сталкивался с тем, что «Яндекс» некоторые пользователи в Центральной Азии считают американским брендом, но это российская компания, основанная Аркадием Воложем еще в 1990-е).

Продовольствие и АПК Отмечается рост производства российской сельхозтехники совокупной стоимостью более 107 млрд рублей (+21%). Растет производство тракторов 2,4 тыс. ед. (+12%), 5,7 тыс комбайнов (+14%). Отечественная сельхозтехника активно отвоевывает российский рынок, на котором ее долю планируется увеличить в ближайшие годы с 56% до 80%. 

На этом фоне растет и производство сельхозпродукции, особенно продуктов питания, что является важной частью продовольственной безопасности страны. Достигло очередных локальных и исторических максимумов производство в России зерна 134 млн т (+11,2%), сливочного масла 269 тыс. т (+7,8%), мяса 10,3–10,4 млн т (+4–5%).

Общий экспорт российской сельхозпродукции на мировые рынки достиг в 2017 году 20 млрд долларов. 

При этом доля импортных продуктов в российской розничной торговле сократилась с 34% в 2014-м до 23% в конце 2016-го.

Тяжелые направления

Импортозамещение в ряде областей идет крайне медленными темпами, в том числе из-за того, что соответствующие отрасли в России воссоздаются с нуля, в условиях дефицита производственных линий, кадров и слишком большого давления импорта.

Одним из таких проблемных направлений является станкостроение. В 2014 году было решено ускорить перехода отечественной промышленности, особенно ВПК, на станки и производственные линии собственного производства. На тот момент доля импорта в станочном парке России достигала 87%. В 2017-м за счет создания собственных производств удалось сократить эту долю до 70%.

Несмотря на внушительный оставшийся объем работы, программа производства отечественных станков внушает большие надежды. Процесс запущен и набрал хороший темп. Изменение рыночной конъюнктуры заставляет некоторых западных производителей, как «DMG Mori» или «Okuma», начинать перенос своих предприятий в Россию.


Источник: Русская Весна

Хуже ситуация в сфере производства нефтедобывающего оборудования. Доля импорта в этой сфере сокращается, но слишком медленно — с 57% рынка за импортными поставками в 2014-м до 52% — в 2017 году.

По некоторым оценкам, зависимость от импорта особо критична при реализации проектов в Арктике, где доля импортного оборудования может достигать 70%. При такой динамике нет уверенности, что Минэнергетики удастся выйти на целевой показатель в 40% в ближайшие годы. Поставленная цель достижима только при вводе больших объемов производств в течение 2018 года.

Наконец, к числу проблемных секторов можно отнести фармацевтику. Формально уже сейчас почти 85% жизненно важных лекарственных препаратов, продаваемых в России, производятся на территории страны. Однако в этой отрасли давно идет непростая борьба за фактическую локализацию производства.

Здесь есть достаточно ограниченные успехи. В 2015 году уровень частичной локализации производства лекарств оценивался в 38,5% препаратов, в 2017-м — 54%. Уровень развертывания полного цикла фармакологического производства за этот период практически не изменился, оставаясь на уровне 9–10% от множества выпускаемых препаратов.

В течение последнего времени под влиянием новой нормативной базы ряд компаний, включая «Roshe», «Амджен» и «ViiVHealthcare», заявили о готовности развертывать в России лекарственные производства полного цикла, в основном, — на базе предприятия «Фармстандарт» в Уфе.

Появляются и успешные отечественные стартапы, например, производство препаратов на базе фосфора-32, открытое в Томске специалистами местного политехнического университета.

Однако очевидно, что это — лишь «начало большого пути», который еще предстоит проделать.

Практика импортозамещения

Масштабные программы импортозамещения в России имеют в основе следующие явления:

Быстрая инфляция рубля 2014–2015 гг., в результате которой импортные товары на российском рынке резко выросли в цене, что сделало неизбежным поиск отечественных аналогов;

Санкционная война, в ходе которой поставки ряда товаров либо оказались затруднены, либо прекратились;

Частичное восстановление финансовых и кадровых ресурсов страны в 2000-е, что позволило создавать или воссоздавать иновационные производства;

Прямые государственные инвестиции в модернизацию старых и создание новых производств, которые во многом запустили описанный процесс.

В настоящий момент в России действует более 1100 проектов по импортозамещению в критически важных отраслях, из которых 342 — вышли на стадию серийного производства, а более 760 — еще находятся «на финальной стадии реализации».

Совокупный бюджет импортозамещающих программ изначально оценивался в 159 млрд рублей. Однако с учетом тарифного протекционизма, повышения стоимость госзаказов и расширения перечня намеченных программ — расходы могут быть выше.


Источник: Русская Весна

Как показали приведенные выше данные, программа импортозамещения в России оказалась успешной минимум частично. По ее результатам, явно вырос уровень производства агротехники, автотранспорта, компьютерных программ, продовольствия и электроники. Есть некоторые успехи в сфере станкостроения и фармации.

Изначально локомотивами процесса выступали крупные государственные компании, включая «Ростех». Однако со временем развивать и расширять производственные площадки на территории России начали и частные инвесторы, в том числе зарубежные. 

В конце важно оговориться, что программа импортозамещения не была сама по себе связана с какими-либо социальными жертвами. Рост платежеспособного спроса в России стал одним из драйверов экономического роста 2017 года.

Программа импортозамещения была скорей ответом на возникновение кризиса в экономике, и в какой-то мере — ответом успешным.

Автор: Никита Мендкович

Рекомендуемые новости