25 июня 2018

Нам из бюджета не надо много денег

Фонд развития промышленности (ФРП) был запущен три года назад — в июне 2015 года он выдал первый заем. На сегодняшний день ФРП профинансировал уже более 250 проектов на 60 млрд рублей. С привлечением льготных займов ФРП запущено около пятидесяти производств. Где-то ФРП выступал инвестором на завершающей стадии — финансируя покупку последний производственной линии завода, где-то благодаря займам ФРП появились с нуля greenfield-проекты. В этом году ФРП выдаст еще более 30 млрд рублей новых займов.

 


Источник: Эксперт

Сейчас ФРП высокоэффективен и постепенно переходит на самостоятельное финансирование проектов, из средств, которые ему возвращают заемщики. Однако модель ФРП не предполагает кратного увеличения объемов финансирования предприятий: для этого есть несколько причин. Первая —объем средств, которые ФРП получает из бюджета. Вторая — определенное число отраслей, в которых ФРП может кредитовать проекты: 20 статей ОКВЭД обрабатывающей промышленности. Третья – Экспертный совет ФРП (аналог кредитного комитета в банке), который принимает решение о финансировании проектов, физически не может пропускать через себя в разы больше проектов: оценка в ФРП — штучная работа. Поэтому модель работы ФРП активно тиражируется в регионах. Создано более 50 региональных ФРП, которые работают по стандартам федеральной структуры.

О результатах работы ФРП за три года, новых программах кредитования, масштабировании и цене денег журнал «Эксперт» поговорил с директором ФРП Романом Петруцей.

Посев инвестиций

Если еще два-три года назад ставка в 5% казалась фантастически низкой, то сейчас в реальном секторе стоимость кредита резко пошла вниз. Теперь востребованность ФРП несколько снизилась?

Да, на рынке есть тенденция снижения ставок. Особенно хорошо это чувствуют крупные предприятия. На рынке уже есть проекты с банковским финансированием в размере 7-8% годовых. В тоже время российские банки, к сожалению, неохотно идут в проектное финансирование. Это для них высоко-рискованные проекты - кредитный риск высокий, процентный риск высокий. Да и у них просто нет таких длинных пассивов. Поэтому наше предложение на рынке по-прежнему самое выгодное. И стабильно высокий темп поступления заявок это подтверждает.

Кроме того, у нас уже есть программы, где ставка составляет 1% годовых.  По нашей базовой программе «Проекты развития», по которой профинансирована львиная доля наших проектов, мы уже снизили ставки до 3% годовых, но при условии, что в качестве обеспечения предоставляется банковская гарантия.

Но банковская гарантия тоже недешево стоит?

По статистике и до этого решения каждый пятый заемщик приносил высоколиквидное для нас обеспечение в виде одного листа бумаги банковской гарантии. Мы снизили ставки с 5% до 3%, чтобы компании могли потратить эти 2% на получение банковской гарантии и все равно иметь самую низкую ставку на рынке.

Много желающих?

Мы набрали очень хороший темп. Наш Экспертный совет (аналог кредитного комитета банка, прим. Эксперт) заседает раз в две недели. На каждом заседании одобряется 6-8 проектов.

А сколько отклоняется?

По статистике три из четырех проектов получают одобрение.  Мы еженедельно получаем 8-10 новых заявок на общую сумму займов 1,5-2,5 млрд рублей. Конверсия этих заявок примерно 30-40%. Она зависит только от заявителей — подготовили ли они бизнес-план, техническое задание, финансовую модель. Уже в этом году мы профинансировали проектов на 5 млрд рублей.

А какой лимит на год?

Сейчас вопрос годового лимита ФРП не стоит остро.  Начинается четвертый год нашей работы, и уже пошли возвраты основного долга от займов, выданных в 2015 году. В этом году мы получим от заемщиков порядка 5 млрд рублей, в следующем году эта цифра уже 15 млрд рублей. Мы постепенно приходим к ситуации, когда нам уже не надо много денег из бюджета для того, чтобы финансировать новые проекты.

Кто ваш заемщик?

Средняя сумма займа составляет около 200 млн рублей. В основном наш заемщик —  средний бизнес. Более того, 60% наших заемщиков входят в официальный реестр Федеральной налоговой службы субъектов малого и среднего предпринимательства. Хотя у нас в портфеле есть и малый бизнес, и даже индивидуальные предприниматели, и крупные проекты.

А есть проблемные кредиты?

У некоторых проектов есть трудности, но слава Богу, их можно пересчитать по пальцам одной руки. Бизнес – это не только прибыль и доходы, но и риск, который берет на себя предприниматель и мы как его кредитор. Наша модель изначально предполагает обеспечение займов, чтобы средства были возвращены, даже если с проектом что-то пойдет не так.

Тут мы подходим к вопросу об ответственности. Как происходит одобрение кредитов внутри фонда?

Решение об одобрении займа принимает независимый Экспертный совет. Он состоит из 18 человек —  предприниматели, представители деловых ассоциаций  (ОПОРА России, ТПП, РСПП, Деловая Россия, АСИ и т.д.). Есть представители крупных банков. Инвестиционные банкиры, которые в своей каждодневной работе оценивают кредитный риск, их экспертиза нам очень помогает. Взгляд представителей отраслевых ассоциации (Союзмаш, Станкоинструмент) полезен при рассмотрении производственной и технической сторон проекта.

Люди все деловые, заняты часто. Это же на бесплатной основе?

Да, на общественных началах.  Но в этом ведь миссия и задача общественных и деловых организаций —  представлять интересы предпринимателей. А институт развития создан для предпринимателей. В Экспертном совете нет ни одного чиновника.

Само решение по каждому проекту принимается простым большинством голосов по итогам выступления заявителя. Регламент простой: сначала руководитель проекта от ФРП рассказывает основные параметры сделки. Далее заходит заявитель, презентует свой проект. Участники экспертного совета задают вопросы и после этого голосуют. 

Субстанции, конденсаторы, ПО

Если говорить предметно о том, куда ФРП вкладывает деньги — какие отрасли и производства вы кредитуете сейчас?

У ФРП шесть программ. Базовая программа «Проекты развития», и производные от нее. Основные условия по займам одинаковые, но есть некоторые дополнительные льготы. Например, программа станкостроения. Никому не надо объяснять, что «производство средств производства» —  важная для страны задача в аспекте импортозамещения. Соответственно там более длительный срок займа — до семи лет и ниже требование по софинансированию – всего 30% от стоимости проекта, а не 50%.

Другая программа — «Комплектующие изделия». Эта программа нацелена на стимулирование производства компонентов. Например, поршни для мотора, шпиндель для станка, конденсатор для радиоэлектронного устройства и т.д. Здесь ставка 1% годовых на первые три года, на четвертый-пятый те же самые 5% годовых. Такие же условия действуют по программе «Конверсия» для предприятий ОПК, которые организуют выпуск продукцию гражданского или двойного назначения. Есть программа займов под 1% на закупку маркировочного оборудования для фармпроизводителей.

Если компании нужно только производственное оборудование на небольшую сумму?

Мы раскрутили программу «Лизинг». У нас можно взять деньги под 1% годовых на оплату аванса по лизингу на сумму до 27% от общей стоимости оборудования. Минимальная сумма займа по ней – 5 млн рублей. Максимальная сумма займа – 500 млн рублей. Приведу пример, чтобы было понятней. При стоимости оборудования 100 млн рублей 27 млн дадим мы, и всего лишь 3 млн рублей нужно вложить заявителю. Остальные ему даст лизинговая компания под рыночную ставку, забрав в обеспечение себе это оборудование.

Это же программа мечты: 3 млн рублей принес, завел бизнес на 100 млн рублей активов.

Да, именно поэтому у нас настоящий бум заявок по этой программе. Но, как и по другим программам, заем на аванс должен быть обеспечен. При этом приобретаемое оборудование уже берет в залог лизинговая компания. Если посмотреть профили уже профинансированных проектов (а их уже несколько десятков), такие кредиты берут предприятия, расширяющие свой производственный парк. У них уже есть какие-то основные средства, соответственно они берут в лизинг новое оборудование, а уже существующее закладывают нам.

Какие новые направления работы для фонда вы видите?

Новая программа ФРП «Цифровизация промышленности» направлена на повышение эффективности предприятий за счет внедрения цифровых технологий.

Например?

На заём ФРП можно внедрить автоматизированную систему проектирования и разработки, что позволит ускорить проектирование, а также повысить качество готового продукта и эффективность производства. Или современную систему управления производством и обработки данных. Или новые производственные технологии, связанные с робототехникой, 3D-принтингом.

В рамках новой программы мы будем предоставлять займы под 1% или 5% годовых. Суммы займа будут от 20 до 500 млн рублей, и кредит смогут получить как небольшие предприятия на простые проекты, так и серьезные промышленные холдинги, внедряющие дорогостоящие ERP-системы.

Займы будут выдаваться только на российские цифровые продукты?

Нет, не только, но на российские будут значительно дешевле. Если заем предполагает закупку российского программного обеспечения не менее чем на 50% от суммы займа, либо предполагаются услуги интегратора с «российской пропиской» — ставка будет 1% годовых. Можно использовать не российское ПО и не российского интегратора — тогда ставка будет 5% годовых. Тем самым мы стимулируем спрос на российские разработки.

Что-нибудь по этой новой программе уже было профинансировано?

Еще в мае Наблюдательный совет Фонда утвердил стандарт программы. Мы готовы выдавать займы хоть завтра. Но необходимо внести изменения в наше базовое постановление правительства №1388, по которому мы получаем средства из бюджета, чтобы займы по направлению цифровизации стали легитимны. Поправки уже находятся в Аппарате Правительства. Очень ждем, что новое правительство этот документ быстро утвердит.

Более того, на сайте ФРП мы уже разместили все стандарты и типовые формы документов по новой программе, чтобы наши потенциальные заемщики могли их прочитать и начать готовиться.

Но, если говорить о залогах, тут возникает проблема: все же ПО — это «воздух».

Само ПО — да, но его мы и не берем в залог. У нас широкий спектр видов обеспечения, которое мы принимаем. Как я уже говорил, самый удобный для ФРП вид — это банковская гарантия. Но мы также принимаем поручительство финансово устойчивых компаний, землю, недвижимость, движимое имущество, мы берем гарантии других институтов развития — например, Корпорации МСП или региональных гарантийных организаций. Статистика по профинансированным проектам такая – 20% – это банковские гарантии, примерно 30% — поручительства юридических лиц, остальное — залог имущества.

Эффект масштаба

Представим, что в стране начнется ускорение экономического роста, бизнес начнет искать деньги на инвестиции —  наверняка кратно вырастут потребности и в вашем финансировании. Будет ли у вас ответ на такой рост запросов?

Мы ежегодно выдаем займы лучшим промышленным предприятиям в объеме 20-30 млрд рублей. Еще не было года, чтобы одобренных сделок было сильно меньше, чем наш годовой бюджет. Встанет вопрос о том, что нужно больше денег, появится больше проектов — будем думать о максимальной сумме займа, будем думать об упрощении подходов к обеспечению, но здесь это должно быть решением нашего учредителя (ФРП учрежден Правительством РФ, председатель Наблюдательного совета глава Минпромторга Денис Мантуров — прим. «Эксперта»). Пока перед нами стоит целевой показатель обеспечить 100% возвратных займов, поэтому мы внимательно следим за их качеством.

Вообще ФРП — сегодня один из самых дееспособных институтов развития в стране. Кажется, что надо масштабировать его деятельность. Масштабируема ли она?

Это вопрос соотношения спроса и предложения. У нас есть строго обозначенный мандат, мы можем финансировать 20 видов экономической деятельности обрабатывающих производств. Аграрные проекты, пищевку или IT-проекты мы финансировать не можем. Только промышленность. В данный момент я не вижу, снижения потока заявок, но и не вижу, чтобы он как-то сильно рос. Входящий поток проектов стабильный. Он соответствует масштабу деятельности федерального ФРП. Просить заседать Экспертный совет больше, чем раз в две недели или гнаться за количеством в ущерб качеству – неправильно.  Поэтому мы стали тиражировать нашу модель работы в регионах. В конце 2015 года Минпромторг запустил создание региональной сети фондов развития промышленности. Их учредителями являются местные власти. На сегодняшний день их уже создано более 50. Они позволяют совместно с конкретным регионом софинансировать менее масштабные, но не менее важные для экономики региона проекты. Максимальная сумма займа составляет 100 млн рублей. Более 20 проектов региональных фондов мы одобрили и профинансировали. При этом 70% от суммы займа даем мы, и только 30% региональный фонд. Это позволяет даже при небольшом капитале регионального фонда финансировать большое количество проектов за счет федерального плеча. Работают региональные фонды и заявители так же через наш личный кабинет, вся работа у нас построена через электронный сервис, и мы предоставляем не только стандарты и регламенты, но и платформу для работы с заявками. Сейчас заявок от региональных фондов уже больше сотни. Я уверен, что к концу года их количество удвоится.

Говоря о конкретных регионах, где вы видите активность?

У нас нет региональных любимчиков. Для нас важно качество проекта -  финансовая устойчивость, импортозамещение, конкурентоспособность, сбыт. Но если говорить о количестве профинансированных проектов, то распределение следующее.

Москва с Подмосковьем и Санкт-Петербург с Ленинградской областью открывают список лидеров. За ними располагается Свердловская область и Татарстан, замыкает список Нижегородская область и Пермский край с равным числом заемщиков ФРП.

То есть традиционно самые активные регионы?

Я вижу, что губернаторы новой волны придают большое значение тому, чтобы заявки от них появлялись в ФРП. Есть регионы, у которых не было вообще заявок до сегодняшнего дня. Но мы не испытываем дефицита в новых проектах.

Усложняется ли экономика ваших проектов?

В портфеле ФРП есть достаточно высокотехнологичные проекты, особую гордость вызывает, например, компания Хевел. Мы – третья страна в мире, которая смогла создать солнечный модуль с КПД свыше 20%. Или наш заемщик ЦНИИ Электроприбор, который разработал отечественную роторную систему, которая может менять траекторию движения, применяемую в нефтедобыче и газодобыче, в том числе в сланцевых проектах.

«Вологодский завод специальных подшипников» недавно запустил масштабный проект по изготовлению высокоточных и малошумных подшипников для авиации, судостроения. Компетенции их изготовления были утрачены в постсоветский период, поэтому основные поставки высокоточных подшипников шли из Германии, Японии и США. С помощью нашего займа компания открыла производство. Такие проекты вдохновляют.

Автор: Евгений Огородников

Рекомендуемые новости