27 марта 2018

Встать у станка

На базе кластера станкоинструментальной промышленности Санкт-Петербурга будет создан Международный центр технологических инноваций - об этом рассказала его глава Юлия Адашкевич. Такая мера должна ни много ни мало помочь сохранить предприятия этой отрасли не только в регионе, но и в стране, ведь без самых современных разработок и должной конкурентоспособности те немногие заводы, что сегодня существуют, просто нежизнеспособны. Впрочем, препятствий этому пока все-таки больше.

 


Источник: Российская Газета

Подробностей о Международном центре технологических инноваций известно немного. Так, Адашкевич сообщила, что одним из первых партнеров Северной столицы в этом деле станет Белоруссия, где "отрасль, хоть и сложно было, но сохранили", также по этому проекту предполагается привлечь "Ростех". Основной же задачей деятельности центра станет модернизация предприятий и создание нового поколения экспортно ориентированных технологий для развития отечественной промышленности.

Надо сказать, что разговор об этом заходит не в первый раз. В 2016 году петербургские станкостроительные заводы, входящие в кластер, уже заявляли о планах создания единого научно-производственного комплекса, который помог бы им удержаться "на плаву". Даже подсчитали, сколько денег для этого нужно - шесть миллиардов рублей. Миллиард готовы были выделить сами производители, а недостающие средства рассчитывали получить от Смольного, который участвовал в разработке инициативы, и частных инвесторов. Начать должны были в прошлом году, а выйти на проектные мощности - к 2020 году. Но, судя по всему, дело застопорилось, как и еще один недавний проект.

Была ведь идея запустить в Санкт-Петербурге "пилот" по возрождению отечественного станкостроения. Предполагалось, что абсолютно все делалось бы только на отечественном оборудовании.Но все завязло, - вспоминает почетный председатель совета директоров Российской ассоциации "Станкоинструмент", последний министр станкоинструментальной промышленности СССР Николай Паничев.

В городе есть условия, есть научный потенциал, сохранилась еще ленинградская школа специалистов, осталось использовать это в полной мере. 

По его словам, сейчас общая картина состояния отрасли в стране неутешительна. Так, если в советское время за год выпускалось порядка 75 тысяч станков, то по итогам прошлого года российские производители не дотянули даже до десяти тысяч.

Результат не очень, но все же лучше, чем в 2013-м, когда было выпущено всего 3,5 тысячи станков. Тренд на прирост сохраняется, растет и количество предприятий: если в 2014 году в Ассоциации их насчитывалось чуть больше сотни, то теперь - почти 150. При этом, уверен специалист, будущее не столько за крупными производителями, сколько за теми, кто производит, как говорится, "меньше да лучше".

На небольших заводах уже появляется хорошая продукция, которая пользуется спросом и на внутреннем, и на внешнем рынках. В нынешних условиях малые предприятия работают даже успешнее, ведь они более гибки в своих технических возможностях и, работая с меньшей номенклатурой, производят более качественные изделия.

Впрочем, одних этих подвижек для того, чтобы в корне изменить ситуацию, пока недостаточно. И без государственной поддержки такая в инженерном плане сложная и малорентабельная (окупаемость станкостроения составляет более пяти лет) отрасль существовать не может, обращают внимание эксперты. Пример предлагают брать с Европы. И дело вовсе не в финансировании, а в отработке законодательной базы, которая бы стимулировала что-то новое произвести и внедрить. Сейчас же условий для такой заинтересованности просто нет.

Более того, существующее законодательство еще и ставит палки в колеса. По словам Юлии Адашкевич, чтобы получить сертификат отечественного производителя, заводу надо предоставить по 24 направлениям сертификаты тех, кто делает комплектующие. Последним проходить эту процедуру, в общем-то,незачем, и в итоге предприятие либо не получает сертификат, либо вообще числится в документах как иностранное.

Станкостроение не может существовать без литейного производства, а здесь тоже большие проблемы, - продолжает президент Ассоциации литейщиков Санкт-Петербурга и Ленинградской области Станислав Ткаченко. - От существующих 118 предприятий у нас в городе и области осталось 28. Если в советское время мы говорили о 40-50 тоннах литья в год, то сегодня это не больше 15 тонн. Что вообще можно из этого сделать? Да и то, что делается, в итоге оказывается дороже, чем аналогичное из Китая или Кореи.

Эксперт предлагает не строить новые заводы, а бросить силы и средства на восстановление и обновление существующих мощностей. Для начала Петербургу и Ленобласти хватит и двух модернизированных предприятий, на которые потребуется пять-шесть миллиардов рублей. Браться за один только завод было бы неправильно, так как станкостроению потребуются разные модификации литья, а каждое литейное предприятие "заточено" под создание чего-то одного. В противном случае так или иначе придется привлекать иностранных производителей. Удачный пример: восстановленный литейный завод в Тихвине, который сейчас является одним из лучших в России, а по объемам литья он вышел на уровень 100 тысяч тонн в год.

Нужно не только строить новые заводы, а бросить силы и средства на восстановление и обновление существующих мощностей

Ну и наконец, чтобы выпускать конкурентоспособную продукцию отечественной промышленности, очень нужны высокие технологии. По мнению лидера-соруководителя рабочей группы "Технет" Национальной технологической инициативы Алексея Боровкова, ключевых проблем здесь сразу несколько. Во-первых, инженеры не обладают тем уровнем компетенции, который требуется для высокотехнологичной промышленности. Начинается это еще в университетах, где среди преподавателей нет людей, работающих в современной промышленности. А потенциал советских подходов и технологий уже достиг "потолка". Во-вторых, доводка любого изделия происходит на этапе испытаний, тогда как во всем мире финальные требования потребителя перешли уже в стадию разработки. Другими словами, перед тем, как выпустить изделие, создается его виртуальный (цифровой) двойник, который позволяет собрать именно то, что нужно, доведя продукт практически до идеала.

В городе есть заводы, есть научный потенциал, сохранилась еще ленинградская школа станкостроителей. Нужно все это использовать

Мы сейчас пытаемся прыгнуть на уровень Индустрии 4.0, не пройдя первых ступеней. Если мы не оцифруем, не переведем в математические модели и цифровые двойники эксперименты Королева, Туполева, Калашникова и так далее, о конкурентоспособности на мировом уровне можно не вспоминать, - считает Боровков.

По его данным, за последний год Россией было закуплено 80 тысяч станков, однако их загрузка составила порядка 15 процентов. То есть в большинстве случаев предприятия просто не понимают, как с ними работать.

Тем временем

Индекс промышленного производства Петербурга по итогам января-февраля 2018 года составил 102,5 процента к аналогичному периоду предыдущего года. По данным опроса руководителей предприятий в феврале, 72 процента из них сохранили объем выпускаемой продукции на планке предыдущего месяца, 15 процентов увеличили объем выпуска товаров. Больше четверти предприятий планируют повышение объема выпуска в следующие три месяца, а 66 процентов хотят сохранить производство на прежнем уровне. Вместе с тем порядка 20 процентов предприятий отметили низкий спрос на свою продукцию в феврале.

Рекомендуемые новости